wallko.ru

Судьба самурайского сословия в период Мэйдзи

Dreammanhist Рубрика: События,Метки: , , , , ,
0
Samurai 190x300 Судьба самурайского сословия в период Мэйдзи

Утагава Куниёси 1797-1861 «Катаока Дэнгоэмон Такафуса» Серия «Биографии преданных вассалов». 1847

В прошлых постах мы уже поднимали вопрос о реформах Мэйдзи. Теперь настало время поговорить о судьбе самураев в период Мэйдзи.

История Японии — это большей частью история самурайского сословия и его взаимодействий с другими сословиями. Это спорное утверждение, и, тем не менее, мы приводим здесь его в качестве авторской точки зрения на все описанные здесь события.

В 1868 году произошло событие, которое коренным образом преобразило эту удивительную страну. Его название переводили на многие языки мира, но его точное семантическое и историческое значение не ясно исследователям до сих пор. «Революция», «Реставрация», «Консервативная революция»[1] – определений множество. Дело, разумеется, не столько в семантике этого термина, сколько в результатах, к коим оно привело. (….).

Ну да оставим эти рассуждения и перейдем к анализу того, какое место занял феномен самурайства в новой Японии.

Начнем с присяги Императора, которую он дал 14 марта того же, 1868 года. Ей он обращался к народу со словами, смысл которых был в том, что вскоре старый режим абсолютной власти уступит место новому порядку вещей, который больше соответствует новым идеям[2]. В присяге Император Мацухито клялся, что:

«>>3) Что будут приложены все усилия, дабы удовлетворить потребности дворянства, военного сословия и народа вообще, и вселить в них предпочтение к новому порядку.

>>4) Что предрассудки и предосудительные обычаи старого времени будут остановлены, и что справедливость станет единственным руководящим началом в будущем.

>>5) Что новые идеи будут заимствованы со всего света, и что слава империи вследствие того возрастет»[3].

Надо сказать, что история Японии периода Мэйдзи, на наш взгляд, полна противоречий. И они уже видны в вышеприведенном отрывке.

Ведь понятно, что такие слова как «старое время», «предрассудки», «предосудительные обычаи» – суть одно и тоже; они обозначают все, что связано с главенством военного сословия над страной. И разобраться, что же кроется за ними — наша наиважнейшая задача.

Для этого зададимся вопросом: были ли удовлетворены «потребности» «военного сословия»? Единственное что сделало правительство для военного сословия на пути «улучшения» его положения — это реорганизовало систему раздачу пайков, заменив рис на деньги, да отменило выплату наследственных жалований и пособий для уже бывших дайме и самураев. Неудивительно, что все 70-е гг. отмечены бурным ростом проявления недовольства самураями всех рангов. Ведь правительство не только лишило их привилегий, но и подорвало их социальный статус, авторитет. Самураи так сказать «потеряли лицо» перед обществом, что являлось (и является) самым страшным моральным потрясением. Произошло уравнение самураев с остальным населением — невиданное оскорбление для токугавских времен!

Необходимо отметить, что уже задолго до рассматриваемых нами событий, сословие самураев претерпевало глубокий кризис, который проявлялся в обнищании большей части представителей этого сословия. Большим семьям самураев не хватало того мизерного рисового пайка, который выдавался клановой верхушкой. Это естественно приводило к возмущениям и заложило фундамент событий, происшедших в 60-е гг. 19 века. Такое положение вынуждало как даймё, так и самураев рангом пониже вступать в финансовые взаимодействия с набирающей ещё с 18 века буржуазией — торговцами, промышленниками, стремившихся не только увеличить свои доходы, но и приобрести звание самурая; а значит и весьма определенные привилегии. Вскоре в японской действительности нашло место такое явление, как новый землевладелец. Крестьяне платили ему залог за землю, на которой они работали. Эта земля могла принадлежать как крупному дайме, так и купившему её ростовщику, который впоследствии мог легко приватизировать титул самурая[4].

Вот пример из Хагакурэ, сочинении Ямомото Цунэтомо XVIII в.:

….За последние тридцать лет обычаи сильно изменились. В наши дни самураи собираются только для того, чтобы поговорить о деньгах, об удачных покупках, о новых стилях в одежде и о своих любовных похождениях. Старые традиции умирают на глазах. Можно сказать, что раньше, когда человек достигал возраста двадцати или тридцати лет, он не носил в своем сердце таких презренных мыслей и никогда не говорил на такие темы. Когда другой случайно упоминал о чем-то подобном, он считал это оскорблением в своей адрес. Этот новый обычай появился потому, что люди теперь уделяют слишком много внимания своей репутации и ведению домашнего хозяйства.[5]

 

Что же мы видим? На наш взгляд, мы имеем дело с социальным размыванием того слоя, который мы называем «сословием самураев»[6]. И это явление шло задолго (как минимум лет за сто) до событий рассматриваемого нами времени. Разумеется, налицо пока ещё только финансовый конгломерат буржуазии и самураев. Но не далек тот день, когда этот союз возымеет свои претензии на политическую власть, да и на господство в целом над всей Японией.

Мэйдзи Исин это не только переход власти от Бакуфу[7] к Императорской власти. На наш взгляд, произошла смена не носителя власти и далеко не её характера. Произошло перераспределение власти между Императором и самураями, а точнее между Императором и «самурайско-буржуазным» союзом.

Попробуем это доказать. На протяжении семисот-восьмисот лет Японией фактически правило военное сословие во главе с Сегуном. Формально вся власть принадлежала Императору, который, как известно, обожествлялся. Что же произошло в 60-е годы 19 столетия? Фактически страной стал править Император, в чем нетрудно убедиться, ознакомившись с Конституцией 1889 года. И, тем не менее, призрак самураев никуда не делся с политической арены. Ведь в таких государственных структурах, как Гэнро и Тайный Совет, большинство принадлежало выходцам из самурайского сословия[8]. Это были обязательно участники Гражданской войны и зачастую выходцы из северо-западных княжеств таких, как Сацума, Тёсю, Тоса и Худзэн[9]. В такой ситуации ни о какой «революции» и «реставрации» явно говорить не приходится. Нам представляется целесообразным говорить о «консервативной реставрации», реставрации власти самурайского сословия наравне с Императорской властью. Только это разделение власти, на наш взгляд, ограничивало власть Императора в Японской конституционной монархии. О Парламенте, как о ограничивающем факторе, говорить явно не приходится. Это следует уже из того, что далеко не все министры были ответственны перед Парламентом, да и отношение к этому представительному органу было совсем не как к полноценному представительству. (….).

Итак, часть самураев нашла свое место в новой реальности в политической деятельности.

Очевидно, что большинство (другая честь) осела в армии. К слову сказать, реформа армии 1872г. имела колоссальное значение для самурайской прослойки. Она дала новый толчок к размыванию этой социальной группы. Ведь по этой реформе вводилась всеобщая воинская повинность, которой в обязательном порядке подвергалось все население[10]. Да и куда было деваться самураям — людям, умеющим только драться? Неродовитых самураев брали на офицерские посты, а в простые солдаты рекрутов из деревни. Пусть они умели драться только холодным оружием да руками, можно было отправить их за границу изучать военное дело — как-никак лучше неумелого чиновника.

Хотя и этот слой государственных служащих не избежала приливная волна «самураезации». Дело в том, что, начиная с правления сегуна Токугава Иэясу, удел самураев становилось чиновничье поприще тоже. В общем, положение все равно оставляло желать лучшего.

Доля военного населения в общей массе составляло более 10%. Естественно это чудовищное число не могло сразу, как по мановению волшебной палочки, раствориться, не оставив следа в общественном сознании.

Те жесткие и жестокие порядки, которые раньше пронизывали все японское общество, теперь перекинулись в основном в армию.

Вот, к примеру, что пишет Сабуро Иэнага в своей книге «Война на Тихом океане»:

«Новая армия появилась в ходе направляемых сверху изменений и являлась неотъемлемой частью всей структуры авторитаризма. В армии было два слоя:

офицеры – чиновники на службе нового государства, и простые солдаты – эксплуатируемая рабочая сила, набранная из беднейших слоев сельского населения. Бюрократы, интеллектуалы, состоятельные люди и многие другие получали отсрочку от призыва. Призыв был уделом деревень; чаще всего на военную службу забирали вторых и третьих сыновей.

В армии периода Мэйдзи господствовал дух суровой дисциплины и беспрекословного подчинения. Наверху стояли офицеры, занимавшие привилегированное положение, внизу – масса простых солдат, жестоким образом принуждавшаяся к выполнению тяжелого, унизительного труда. Каждая войсковая структура подразделялась, в свою очередь, на собственные подуровни и ранги. И функционировать она могла только при беспрекословном подчинении нижестоящих»[11].

К тому же самураи активно участвовали в деятельности Парламента, и общественных движениях, начиная с либеральных и заканчивая националистическими.

Таким образом, мы видим, что трансформация политической системы и её последующая реформистская деятельность привела к размыванию прослойки самураев и её распределению среди других слоев общества. Можно назвать самураев маргиналами своего времени, когда опираться на традицию стало невозможно, ибо и сама эта традиция себя изжила, о чем мы поговорим в следующих главах. Новая же система ценностей ещё не сложилась. А значит, и место в социальной структуре общества гарантировать никто самураям не мог. В этой ситуации традиционное понимание «золотой середины» и четкой иерархии начало смещаться вместе с носителями этих ценностей с общественного центра, который некогда принадлежал самураям, на периферию общества: в армию, ультранациональные, либеральные и другие общественные движения. Уже эта социальная нестабильность могла привести к большим проблемам, если бы не одно «Но»: менталитет японцев….

 



[1] См. Молодяков В.Э. Консервативная революция в Японии: Идеология и Политика.М.,1999.

[2] См. Дюмолар Г. Япония: полит., эконом. и соц.положение страны. СПб., 1904. Стр.14-15.

[3] См. там же.

[4] См. Норманн Герберт. Становление капиталистической Японии. Экономические и политические проблемы периода Мэйдзи. М., 1952. Стр. 56.

[5] См. Хагакурэ /http://aikidoka.ru/way/ideology/G4.shtml#1

[6] См. Норманн Герберт. Становление капиталистической Японии. Экономические и политические проблемы периода Мэйдзи. М., 1952. Стр. 56.

[7] Буквально – «Ставка сегуна».

[8] См. Сюмпэй Окамото. Японская олигархия в Русско-японской войне. М., 2003. Стр. 21-34.

[9] См. Сюмпэй Окамото. Японская олигархия в Русско-японской войне. М., 2003. Стр. 57.

[10] Донн Ф.Дрэгер. Современные будзюцу и будо Японские воинские искусства и принципы Часть первая. Историческая подоплека./ http://cclib.nsu.ru/projects/satbi/satbi/books/draeger/p1.html.

 

[11] См. С. Иэнага Война на Тихом океане. Стр.

« »