Интервью с Василием Молодяковым

dreammanhist Рубрика: Интервью,Метки: , , ,
0

345 watermark 320x240 s320x240 Интервью с Василием Молодяковым Здравствуйте, уважаемые друзья и читатели сайта!

Давно грезил общением с японоведами, и вот потихоньку задумки начинают осуществляться. Удалось пообщаться в переписке с очень интересным человеком и японистом Василием Молодяковым – автором множества книг и статей по истории Японии.

Его оригинальная концепция консервативной революции в эпоху Мэйдзи была признана в отечественной школе и во многом доминирует и по сей день. Сегодня Василий Молодяков, кроме прочего, является профессором Института японской культуры Университета Такусёку (Токио). Итак вот интервью.

Почему Вы стали заниматься историей Японии? Какую роль сыграло в Вашем выборе жизненного пути то, что у Вас в традициях семьи японоведение?

В.М.: Историей Нового времени я заинтересовался еще в школе (хотя там ее преподавали плохо) и захотел ее изучить поглубже. Тогда меня больше тянуло к истории культуры, но и в числе любимых книг оказалась и «История дипломатии» издания 1945 года. Видимо, знак судьбы. Выбор Японии в качестве предмета профессиональных занятий — это, конечно, результат влияния моей мамы Эльгены Васильевны Молодяковой, крупного специалиста по современной Японии.

Знаю, что Ваши интересы больше лежат в новейшей истории Японии. Однако какой период истории этой страны Вы можете назвать любимым и почему?

В.М.: Насчет «любимого» даже не знаю. Основное профессиональное внимание сосредоточено на 77 годах — от консервативной революции «Мэйдзи исин» до окончания Второй мировой войны. В более ранние периоды я залезал главным образом для того, чтобы понять суть «Мэйдзи исин».

Пишу, конечно, и о послевоенной Японии, и о современной — но о современной как комментатор, а не как историк. Точнее, знание и понимание послевоенной истории как единого процесса помогают понять многое из того, что происходит сегодня, в том числе в политике.

Бенедетто Кроче однажды сказал, что нет смысла изучать историю, если она не актуальна для современности. В чем, по Вашему мнению, главная суть (если она вообще есть) и значение эпохи Мэйдзи для современной Японии?

В.М.: Современная Япония сформировалась именно в эпоху Мэйдзи, и этим, по-моему, все сказано. Это не значит, что предшествующие эпохи не важны. Но в годы Мэйдзи японская цивилизация изменилась принципиально, особенно в своих материальных, вещных, зримых, проявлениях.

Японцы любят порассуждать о том, что в их сегодняшнем дне есть от эпохи Токугава или Хэйан, даже Яёй или Дзёмон. При этом они могут надевать кимоно и сидеть на татами. Но их окружает та Япония, которая сложилась в эпоху Мэйдзи.

Политические отношения между Россией и Японией со второй половины 20 века становятся не такими гладкими как хотелось бы. Какова, на Ваш взгляд, роль культурного взаимодействия России и Японии для России в этих условиях (значимая, незначимая…)? Что мы (Россия) теряем — и выигрываем ли что-то от таких отношений, на Ваш взгляд?

В.М.: Российско-японские отношения никогда не были «гладкими», но и не отличались какой-то особой, фатальной враждебностью. Это я показал в серии книг, итогом которой стала недавняя монография «Россия и Япония в поисках согласия (1905-1945). Геополитика. Дипломатия. Люди и идеи». Бог с ней с гладкостью. Главное чтобы было взаимное желание решать накопившиеся проблемы и готовность — взаимная, подчеркиваю это — идти на уступки в частном ради продвижения вперед в главном.

Раньше это получалось. Сейчас, похоже, нет желания решать проблемы, нет или почти нет и взаимного интереса друг к другу. Точнее, никто или почти никто не работает над его созданием.

Когда в политике застой, в экономике, скажем так, отсутствие заметного прогресса, а в информационном поле вялая перебранка, особое значение приобретает научное и культурное взаимодействие. Но здесь ситуация, на мой взгляд, совершенно неудовлетворительная. Японская культурная дипломатия формирует заданный ей образ страны, но слабо учитывает, что именно нужно и интересно респонденту. Российская культурная дипломатия вообще не работает на результат — там, видимо, какие-то другие цели. И полное пренебрежение профессионалами, что огорчает.

Не секрет, что сегодня интерес к истории Японии со стороны широких масс в России низок. Как Вы думаете с чем связана эта тенденция? Какие последствия это может иметь для межкультурного диалога России и Японии?

В.М.: А к истории чего интерес широких масс сегодня высок? С одной стороны, наши потребители информации «наелись» Японией, она вошла в их кругозор, в их поле зрения и заняла там определенное место — у кого больше, у кого меньше. Меня огорчает и пугает другое: в информационном контенте исторической тематики — в книгах, журналах, телепередачах, в интернете — доминирует вопиющий непрофессионализм. Людям предлагают недоброкачественный и просто опасный товар. Конечно, это относится не только к Японии.

Извините за личный вопрос: как в Вашей семье относятся к вашей профессии исследователя истории. Есть ли дети, и идут ли они по Вашим стопам?

В.М.: В этом отношении мне очень повезло, потому что и моя мама Эльгена Васильевна, и моя жена Ольга Васильевна — моя главная поддержка и опора. С ними мне ничего не страшно. Детей у меня нет.

Спасибо за содержательную беседу! Что бы Вы хотели пожелать всем, кто так или иначе связан с изучением истории и культуры Японии, а также читателям блог-сайта Japanmeiji.ru?

В.М.: Спасибо и Вам за интересные вопросы и за интересный сайт, у которого, надеюсь, большое будущее. Желаю, с одной стороны, по мере возможности обращаться к источникам и стремиться составить собственное мнение о том, что вы хотите узнать.

С другой стороны, необходимо изучить сделанное до вас, чтобы не изобретать велосипед. Иначе это будет по меньшей мере непрофесионально. Знать и уважать предшественников, но не следовать за ними слепо. Мой учитель Татьяна Петровна Григорьева любила повторять фразу — кажется, Кукая — «Не иди путем древних, но ищи то, что искали они». Очень полезный, очень толковый совет.
Успехов Вам и Вашим читателям!

Ещё раз благодарим Василия Молоядкова за выкроенное время для интеврью. От себя хочется добавить такую японскую пословицу: “По поведению потомков, можно судить и об их прдеках”…

Беседовал Андрей Пучков (Dreammanhist)

« »